Mike Watt: «Punk is a parallel universe»

Майк Уотт: «Панк – параллельная вселенная» / Mike Watt: «Punk is a parallel universe»

Карьера Майка Уотта началась в конце 70-х. На его глазах происходило зарождение и развитие панк-сцены. Бас-гитарист Minutemen, а в последующем множества других проектов, Уотт также играл с The Stooges, Flipper, Porno For Pyros. Выпустил ряд панк-опер и бесчисленное количество альбомов и сборников.

Сейчас новым проектом Майка стала группа Jumpstarted Plowhards. Бас-гитара здесь является основным композиционным инструментом. Однако к работе они привлекают самых разных музыкантов – от давнего соратника Уотта – Джорджа Хёрли (Minutemen, fIREHOSE) до Патти Шемель (Hole).

О панк-роке в Лос-Анджелесе, собственном стиле, будущих альбомах Jumpstarted Plowhards и о значении литературы в творчестве мы поговорили с Майком Уоттом.

………………………………………………………………………………………………
Один из последних твоих проектов – это Jumpstarted Plowhards, расскажи о нем.

Jumpstarted Plowhards была моей идеей сотрудничества с Тоддом Конгеллиером (вокалист, гитарист, основатель и участник панк-коллектива Toys That Kill – прим.). У меня был тур по Западному побережью с моим проектом The Missingmen. На протяжении двух недель каждый вечер мы вместе играли старую песню Blue Öyster Cult – «The Red & The Black Lyrics». И в конце тура я сказал Тодду: «Я хочу написать для тебя 15 песен на бас-гитаре. У меня будет только единственная просьба – запиши их с разными барабанщиками, а в остальном делай все, что хочешь!». После я предоставил ему 15 мелодий. Он в свою очередь привлек к работе барабанщиков, с которыми я так же работал – это Джордж Херли, Джерри Треботик и Рауль Моралес. Также он записал гитары и вокал к этим мелодия. Меня очень удивил Тодд. Он моложе меня, у него есть собственный лейбл и в какой-то степени он напомнил мне Д. Буна (один из основателей Minutemen – прим.) и Грегга Гинна (гитарист Black Flag). У Тодда есть своя группа, он пишет песни и выпускает пластинки. Он человек эпохи ренессанса в музыке и панк-движении. Вот уже 25 лет Тодд живет в Сан-Педро. Я подумал, что это отличная возможность инвестировать в мой родной город, потому что много музыки я выпустил за его пределами.

«Round One» – это ваш дебютный релиз. Сколько альбомов планируете выпустить?

Это своего рода, «боксирование» – маленькие периоды наших соревнований. «Round One», «Round Two», «Round Three», «Round Four», «Round Five». Тодд взял эту идею из моего альбома 1995 года «Ball-Hog or Tugboat?». Я использовал метафору бокса. Люди приходили в студию поработать со мной, так же как разные люди приходили на ринг. Они так же боролись со мной. Это аллегория. Так что, у нас будет пять раундов. Каждый будет включать в себя 8 песен.

«Без вдохновения ты, в конце концов, станешь копировать то, что делал ранее»

Если говорить о самом проекте, присутствует в Jumpstarted Plowhards какой-то концепт?

Во-первых, само название Jumpstarted Plowhards… «Jumpstarted» – это когда в твоей машине сел аккумулятор и для того, чтобы завестись ты используешь машину друга – «даешь толчок». «Plowhards» – значит возделывать землю, чтобы ты мог посадить семена. Я использую бас-гитару как композиционный инструмент, но это еще незаконченные песни. Как композитор я задаю направление, а остальные задачи возложены на Тодда. Гитара, вокал, выбор барабанщиков, запись, продюсирование. Для меня это сотрудничество на глубоком уровне. И в то же время – очень автономное. Я создаю песни. Тодд работает над ними, выбирая направление самостоятельно. Это отличается от других моих проектов.

Майк Уотт: «Панк – параллельная вселенная» / Mike Watt: «Punk is a parallel universe»

Практически всю свою карьеру ты был участником разных групп. Начиная от Minutemen, заканчивая fIREHOSE и другими твоими проектами. Какого тебе было отойти от этого формата?

С Minutemen и fIREHOSE я сочинял песни на бас-гитаре и оставался вместе с ними. Я следил за их развитием, исполняя их вживую и так далее. Этот же случай особенный. Я создавал песню, но не говорил Тодду в каком направлении двигаться и следил за тем, что из этого выйдет. Я давал Тодду заготовку, песня не была реализована в полной мере с точки зрения формы. Бридж, вступление, кода – это то, что я создавал на бас-гитаре. Здесь ведь не так много гармонии. Все более ритмично. Все завязано на динамике, темпе, ритмических фигурах, мотивах. Гармонию и гаммы могут принести гитара, клавишные и вокал – это полный спектр. Вот почему я вижу большое будущее у бас-гитары, как у композиционного инструмента. Как мне кажется, бас дает больше пространства музыкантам, играющим с тобой. И это как раз то, что я хотел сделать с Jumpstarted Plowhards.

В 1997 году ты выпустил свою первую панк-рок оперу – «Contemplating the Engine Room». Ты как-то сказал, что если бы не музыка, ты бы стал писателем. Насколько сложно было объединить музыкальный ряд с конкретной концептуальной идеей и сюжетом?

Мне очень нравится артистическое выражение в литературе. Я думаю, это что-то очень личное. Ты писатель – у тебя есть читатель. И эти маленькие каракули – символы между вами. Ты не используешь физические изображения природы. В музыке мы используем резонанс, звуковые частоты и биты. Писатель делает это интеллектуально. Используя слова и язык. Мне нравится этот процесс. И он очень влияет на меня, когда я пишу песни. Один из романов, который меня вдохновляет – это «Мастер и Маргарита». Там есть определенный способ, описания двух миров. Одна ночь – большая вечеринка в Москве. После возвращение в римскую эпоху. Ты можешь делать это в и литературе, и в музыке. Бас обладает определенной приземленностью. Но в то же время, он может быть очень провокационным. Создавая определенные вызовы, миры и пространство для действий. Также на меня сильное влияние оказал «Улисс» Джойса. Литература была большим и важным этапом моей работы композитора. Она вдохновила не только мою лирику, но и музыку.

«Обжигаясь, у меня возникает страсть к сгоранию и последующему уходу от определенных клише и стереотипов. В музыке должен быть этот элемент сгорания».

Что обычно тебя вдохновляет?

Без вдохновения ты, в конце концов, станешь копировать то, что делал ранее. Другой момент – это определенная аутентичность, способ выразить себя честно. Литература, истории, все, что я читаю – эти вещи довольно абстрактны. У меня не возникает ощущения, что я краду чью-то музыку. Определенная точка исхода для исполнения на бас-гитаре. И то как автор рассказывает историю, чем более абстрактной она будет – тем лучше. Мне не нужны точные толкования, как в литературе, так и музыке. Я использую не саморазрушение, но прикосновение с огнем. Обжигаясь, у меня возникает страсть к сгоранию и последующему уходу от определенных клише и стереотипов. В музыке должен быть этот элемент сгорания.

Когда вы с Д. Буном познакомились, панк-рок сцена Калифорнии только начинала формироваться. И на сцене появились такие группы как: The Bags, The Weirdos, Black Flag, The Germs, Fear… Что для вас было наиболее интересным в их творчестве?

Ты говоришь о группах, которые мы с Д.Буном видели в Голливуде. The Screamers были еще очень важной группой. У них особо нет записей, но они много играли. Nervous Gender тоже. Я выделяю эти группы, так как у них не было гитариста! Панк тогда не был стилем музыки. Это не было просто быстрой игрой на гитаре. Для нас он стал сосудом, куда мы могли вложить что-то личное. Средством самовыражения. Это была сцена, на которой все играли друг для друга. Все были очень экспериментальны. В 1977 мы узнали, что в Голливуде, в получасе езды от того места, где мы жили, есть целая сцена и все пишут свои песни. Вот, насколько плачевно все было. Никто не писал песен. Все копировали то, что слышали на записях. А Голливуд был другим измерением. Казалось, у каждой группы был свой стиль. Еще одним аспектом стали Лондонские пластинки. Группы, которых мы никогда не видели. Мы только знали о них по этим записям. Вроде The Fall и Wire, The Pop Group, Alternative TV. Эти группы оказали больше влияние на сцену Голливуда. Все это сделало Minutemen такими, какими мы были. Мы просто играли и были очень удивлены! The Soft Boys, Cabaret Voltaire, Throbbing Gristle – невероятные группы! Вызывающая музыка!

Были так же радиостанции, которые ставили подобные группы. Они начали открываться в50-х. Каждую ночь они играли экспериментальную музыку. Мы были пленниками арена-рока. Мы думали, что это было место, где создавался рок-н-ролл. Большие пространства с не слишком личной музыкой. Поэтому видеть эти группы, слушать панк-альбомы и экспериментальную музыку на радио было чем-то совершенно другим. Все в некотором роде сошлось. Нам было по 18-19 лет. Сан-Педро был населен рабочими. Там не было богемы и мы не имели ни малейшего представления, ни о чем таком, пока не узнали про панк-рок.

Майк Уотт: «Панк – параллельная вселенная» / Mike Watt: «Punk is a parallel universe»

Когда Minutemen начали выступать, групп с подобным смешением жанров, просто не было. Какой была реакция на ваших первых концертах?

Иногда очень негативная. Особенно, когда мы разогревали Black Flag. Люди кидались в нас чем попало. Все группы, которые мы любили, были аутентичными. Мы полагали что вся суть была в этом. Но существует определенная разница между Minutemen, учащихся играть панк в 70-х и Minutemen, играющих панк в 80-е. Все менялось очень быстро и в скором времени пришло к хардкору. Всем были нужны быстрые гитары. Мы были очень ортодоксальны. Мы учились, следуя «свободному для всего» способу исполнения. У каждого было свое видение. Мы не играли по точным правилам…Мы думали в этом и была вся суть (смеется). Но, как я уже заметил, в те дни все очень быстро менялось. Анархизм 70-х закончился в 80-е. Так же публика на концертах стала моложе. Они пришли из 70-х с их «сверкающим глэмом» – когда они были детьми. К 80-м эта публика все еще была в старшей или средней школе. Поэтому и динамика на выступлениях была другой.

«Все менялось очень быстро и в скором времени пришло к хардкору. Всем были нужны быстрые гитары. Мы были очень ортодоксальны».

Ты – самоучка. Какими были твои основные влияния и что помогло тебе сформировать свой уникальный стиль?

Я не знал, что такое бас-гитара, пока мама Д. Буна не сказала мне, что я буду басистом. Мне было 12 лет и о том, что такое бас я не имел никакого представления. Когда я встретил Д. Буна, единственной группой, которую он знал были Creedence Clearwater Revival. Тогда я не мог точно сказать, что делал их басист. Сейчас да, но не в то время.
Большое влияние на меня оказал Джек Брюс из Cream и Джеймс Джеймесон из Motown Recordings. На их записях я всегда слышал звучание баса. Думаю, эти вещи так же повлияли и на Д. Буна. Он начал играть более пронзительно и быстрее, что открывало возможности для баса и ударных. И конечно же, сам Д. Бун оказал огромное влияние на мою игру.
Так же значительное влияние оказали британские музыканты. Тревор Болдер из The Spiders from Mars, Гизер Батлер из Black Sabbath. Даже Пит Куэйф из The Kinks и Чес Чендлер из The Animals. У них партии баса звучат отчетливо, в то время как у других групп все было более размыто. Хотя были некоторые группы, где я тоже отчетливо слышал бас: Blue Öyster Cult, Alice Cooper. Еще в этом списке могу выделить Тони Тайнтина и The Dils, и ребят из The Pop Group – Саймон Андервуд и Дэна Катсиса. Они играли на первых двух альбомах. Один более дабовый, второй – фанковый. Это было то же самое, что The Rolling Stones делали с блюзом. Они брали его и делали своим собственным. Аналогичным образом The Pop Group поступали с фанком и R’n’B. С появлением панка образовалось множество групп. Причем все музыканты были наравне. В группах вроде The Fall бас действительно очень сильно выделялся. У них были очень сильные партии баса с точки зрения композиции. То же самое и с музыкой регги. Благодаря басисту Боба Марли – Астону Барретту все изменилось. Бас достиг нижней точки звучания, среди всех инструментов в группе.

Каким-то образом все это оказало большое влияние… Я брал что-то от каждого из них. У Тины Уэймут из Talking Heads очень простые партии, но сильные. Музыка 70-х шла против прог-рока и джаз-фьюжена. И это привлекало многих, но не меня. Я всегда искал именно то звучание, которое лучше всего подойдет песне.

Майк Уотт: «Панк – параллельная вселенная» / Mike Watt: «Punk is a parallel universe»

Ты недавно вернулся с гастролей с Flipper. А за эти годы успел поиграть с абсолютно разными группами: The Stooges, Porno For Pyros…

Еще J. Mascis and The Fog. Все это потрясающий опыт. Он отличается от игры в группах, где ты выступаешь в роли композитора. Здесь же ты воссоздаешь сформированную группу так, что они могут исполнять свои песни из репертуара былых дней.

И если ты, как и я, любишь музыку The Stooges или Flipper, или Джея Маскиса, или Porno For Pyros – то и у тебя не будет проблем с тем, чтобы замещать покойных музыкантов и играть старые песни. Если бы мне нужно было исполнять материал, который мне не нравится – это было бы ужасно. К тому же, я учусь подобным образом. Ведь басисты в этих группах играли очень важную роль. Возможно, я не учился так много, когда был у «руля». Это одна из тех вещей, которой жизнь в музыке научила меня – стоя у «руля», ты не можешь научиться всему. Я знаю, что это похоже на мечту – все хотят быть боссами. Но когда ты приходишь к этому – ты упускаешь что-то. Я считаю, к этому следует подходить последовательно.

Minutemen, fIREHOSE, Jumpstarted Plowhards – абсолютно разные проекты. Для тебе что главное в работе композитора?

Видеть динамику. Когда я начал проект с Тоддом, я задал определенную динамическую планку: «Я собираюсь дать тебе эти песни и посмотреть, что ты можешь с ними сделать!». С моими проектами – Secondmen и Missingmen мы готовимся выпустить альбомы. Но я все еще нахожусь в поиске, задавая определенный тип динамики. Я хочу, чтобы у каждого проекта была своя идентичность. Некоторые из них идут другим путем. Так же, как и музыканты, с которыми я играю.

После работы над всеми этими проектами, насколько твой стиль игры отличается от того, каким был 5-10 лет назад?

Во-первых, мои руки стали слабее. Я не могу играть так, как я играл раньше. Когда боль подступает – я меняю положение. После нескольких концертов я чувствую дискомфорт. Поэтому мне приходится приспосабливаться. Думаю, в некотором смысле я стал играть проще, больше использовать пространство – мы называем это: «играть дыры». Сейчас я не заполняю пространство полностью. У меня остается больше свободы. Плюс, я также чувствую что ранний Джеймс Джеймесон возвращается ко мне с ритмом. Так что, ты можешь оставаться на одной и той же ноте. Не нужно много интервалов и переходов от одной ноты к другой. Ты можешь играть на басу, прямо как на ударных. Это абсолютно возможно! Я понял это только сейчас.

Большинство твоих работ ассоциируется с панк-роком. Именно с него началась твоя карьера. Как ты сейчас видишь концепцию панка?

Панк – это не стиль музыки, а образ мышления. И еще в каком-то смысле движение, но очень свободное. В нем нет иерархии. Он в достаточной степени открытый, чтобы принимать новых людей на борт. Главное, чтобы у них была страсть и огонь внутри. Это не коррелируется особо с мейнстримом. Думаю, это больше походит на параллельную вселенную. Достаточно свободную, чтобы не замерзнуть во времени. Она позволяет людям эволюционировать вместе с ней.

Отмечено , ,

Добавить комментарий